Ищейки

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ищейки » Чистилище » Я пришёл к тебе с приветом


Я пришёл к тебе с приветом

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

I.
«Я пришёл к тебе с приветом».
II.
Гораций Монро, Остин Картер.
III.
14 марта 2013 г. Квартира прокурора.
IV.
Старый друг страшнее новых двух.
V.
http://savepic.net/3674004.jpg

+2

2

...Первое, что почувствовал прокурор, вырвавшись из липких лап забытья — ужасающую, жгучую боль в пояснице. Поясница, видимо, тоже почувствовала прокурора, и теперь мстила.
— Мать твою, — ругнулся Картер сквозь сцепленные зубы. Ругнулся, пожалуй, неподобающе приземлённо и незамысловато для такого старого и мудрого существа, как демон; но ничего позаковыристее на ум не приходило. Боль затмила собой всё.

С трудом повернувшись на спину под аккомпанемент собственных приглушённых стонов, мужчина обнаружил, что лежит на диване. И не просто на диване, а на своём диване в своей же квартире, что вселяло надежу на относительно благополучное начало дня. Или его завершение: сориентироваться во времени пока было несоизмеримо сложнее, нежели в пространстве.
Разглядывая идеально выбеленный потолок, Остин сморгнул пару раз, почесал переносицу, задумчиво чихнул и предпринял попытку последовательно, в деталях восстановить картину вчерашнего дня.
Картина получилась местами сюрреалистическая. Конкретно — одним местом. Тем, на котором обрывались все воспоминания падшего о произошедшем с ним за последние сутки.
Вчера вечером прокурор занимался тем, что нарушал закон. Тот самый, который по долгу службы должен был защищать. А по долгу другой службы — всё-таки нарушать; но вся соль заключалась не в шизофреническом диссонансе моральных принципов демона и аморальной действительности. В этот раз Гадриэль занимался нарушением закона со старым, проверенным партнёром, Алонсо Бенедитто: вспыльчивый итальянец в очередной раз грохнул кого-то не того и просил прокурорской защиты. Но выдвигал чересчур ультимативные требования. Кажется, они так и не договорились. Кажется, люди Бенедитто попытались максимально корректно и толерантно убедить прокурора в том, что он не прав, выцепив в тёмном переулке и воспользовавшись его же излюбленными методами работы с партнёрами. Остин очень чётко и физически ощутимо помнил, как блевал собственной кровью на асфальт, пока ублюдки месили его рёбра своими ботинками. Потом ему хорошенько прилетело чем-то сначала по спине, после по затылку и демон провалился в беспечный обморок, лишённый каких-либо приятных видений. Или неприятных. Словом, там было темно и жутко, как в пору его первой смерти.
Очень кажется, что кто-то неведомый вытащил прокурорское безвольное бессознательное тело из этой мясорубки, отсрочив свидание падшего с родными адскими пенатами. Кто это был, куда он делся и какого вообще хрена — эти вопросы  сейчас занимали всё пространство черепной коробки Картера, потеснив острое желание принять душ и что-нибудь сожрать.

Мужчина потянулся к мобильному телефону, лежащему рядом на журнальном столике. На часах было полшестого утра. Поразмыслив, тёмный всё-таки решил оторвать себя от дивана и отправиться в долго болезненное путешествие по квартире. Регенерация — вещь удобная, но в комплекте с хорошим анальгетиком гораздо лучше. Завернувшись в плед, непонятно как на нём оказавшийся (ещё одна мистическая загадка в череде подобных ей), блондин сел на диване, разминая затёкшие мышцы спины. Поморщился, потерев ладонью ноющую поясницу. Услышал, как в соседней комнате тихо работает телевизор. Почувствовал аромат горячей выпечки, доносящийся из кухни.
И чуточку насторожился.

Отредактировано Остин Картер (2013-05-21 23:13:40)

+1

3

Пути Господни неисповедимы. К этой многовековой мудрости Гораций пришёл собственным умом после трёхчасового плутания по самым неприглядным районам сего разросшегося улья, зовущегося городом Нью-Йорком. Низвергшийся на землю ангел довольно быстро примирился с тем, что теория и практика – понятия категорически несовместимые в тех случаях, когда дело касалось тонкостей повседневной жизни смертных.
Одиночество в большом, под завязку заполненном людьми, городе ощущалось как никогда остро. Курсирующую из клуба в клуб молодёжь нынче не удивишь голыми двухметровыми мужиками, выпрыгивающими из подворотен с воплями о помощи и благославлениями. Варахиил почти было впал в Уныние, когда Божье знамение предстало пред ним, и понял слуга Его, что Он не оставляет сыновей своих в трудную минуту.
По чистейшей случайности знамение приняло форму мусорного бака и одарило ангела джинсами цвета модной подратости, кожаной курткой на босу грудь и оголодавшими кедами, почётного сорок восьмого размера. В награду за Смирение мусорный бак, транслируя волю Всевышнего, подкинул страждущему пачку крекеров и бутыль питьевого йогурта, изъятые с прилавка ближайшего продуктового магазина за недопустимый возраст. Ангел, не знакомый пока с основами общепита, умял угощение со скоростью белки, проснувшейся в корзине орехов после ледникового периода.
Кое-как справившись с потребностями сиюминутными, Гораций крепко призадумался над тем, как же ему отыскать старого друга в этом муравейнике. Попробовав спросить пару прохожих, не знакомы ли они с неким Картером, Монро понял, что Нью-Йорк – не прибрежная деревушка, где все жители между собой знакомы. Оказавшись в безвыходной ситуации, Варахиил решил довериться интуиции и пошёл, куда глаза глядят. Такой вот на первый взгляд незамысловатый маршрут привёл ангела прямиком на бандитскую разборку. Впрочем, даже со своим скудным опытом в подобных делах Гораций понимал, что до полноценной разборки этой стачке недоброжелателей далеко, а потому было бы неплохо вычислить наиболее побитую сторону и выступить в её поддержку в качестве независимого мастера ломать шеи незнакомцам, тем самым неся им Свет и Благодать.
Вычислить наиболее побитого участника сходки оказалось совсем несложно. Ловко выловив того за шиворот из гущи событий, Монро с удивлением обнаружил в стремительно отекающем лице своего давно утерянного собрата. Возрадовавшись долгожданному воссоединению, Варахиил тут же принялся возносить благодарности наверх, чем окончательно отбил у агрессивно настроенных мужчин в деловых костюмах желание связываться с психом. Что там, они даже замешкались на пару секунд, раздумывая, стоит ли спасать прокурора из лап бродяги с просветлённой физиономией. Однако нечто неуловимое, проскользнувшее во взгляде Горация, убедило криминальных господ улепётывать, сверкая пятками. А ведь во взгляде ангела не было ровным счётом ничего угрожающего. Разве что желание чихнуть.
Поскольку добиться от Гадриэля внятных ответов на какие-либо вопросы и стихийные обнимашки (после которых в пояснице Картера что-то неприятно хрустнуло) не удалось, Варахиил, мантрой произнося извинения, тщательно обшарил прокурорские карманы. Помимо того, что узнал много нового, Монро так же раздобыл бумажник Остина, в котором имелась карточка с адресом. Не чувствуя в себе достаточных знаний для причастия поездкой в такси, Гораций взвалил бессознательное тело на свои могучие плечи и отправился на поиски прокурорского жилища.

Радость от встречи переполняла ангела. За те несколько часов, что Монро провёл в квартире Картера, он успел обжиться, навести уют, раздобыть у соседей (посреди ночи) муку, не нажив при этом врагов, и почти приготовить завтрак.
― О, ты уже проснулся? Как самочувствие? Кофе или чай? ― в махровом халате Гораций смотрелся так же эффектно, как сутенёр в леопардовой шубе.

Отредактировано Гораций Монро (2013-10-26 22:44:20)

+2

4

При виде двухметрового говорящего халата, из глубин которого раздавался голос бывшего друга, прокурор едва не помянул всуе Господа и всех святых — возглас: «О, Боже!» так и готов был сорваться с нечестивых демонических губ, — но Картер вовремя опомнился.

— Что ты здесь делаешь? — возмутился он, проигнорировав цепочку вопросов о своих гастрономических пристрастиях на текущий момент, физическом состоянии, и ещё один, который, в виду очевидности ответа, не нуждался в комментариях. Плед упал на пол. Стало дурно. Остин медленно попятился в другой конец комнаты, попутно пытаясь сообразить, является ли наблюдаемое им зрелище жутко правдоподобной галлюцинацией — выкидышем полученного накануне сотрясения, или в эксклюзивных трёхкомнатных апартаментах прокурора в самом деле завёлся нелегальный мигрант с той стороны облака.

Наткнувшись спиной на книжный шкаф, Гадриэль пошарил рукой между тиснённых тусклой позолотой корешков. Где-то здесь, на полке, среди многотомных фолиантов по юридической практике ждал своего часа припасённый на все случаи жизни и смерти револьвер.

— Извини мне мою вопиющую негостеприимность, — буркнул падший, наставив пушку на сияющую омерзительным добродушием морду непрошенного гостя, и принялся пристально разглядывать того поверх дула. Постепенно выражение недоверия на его лице сменилось угрюмой брезгливостью. Сомнений нет, это действительно Варахиил. Живой и материальный, настолько, насколько это возможно, с огромным сожалением отметил про себя прокурор. Остину даже в кошмарных снах не привиделась бы возможность подобной встречи. Окажись на месте Варахиила любой другой представитель сонма вездесущих ангелов, тёмный превратил бы его голову в дуршлаг, не раздумывая. В целях безопасности. Имя такое количество недругов среди обоих ведомств, трудно уверовать в дружественность чьих либо намерений. Но прокурор слишком хорошо знал в высшей степени пацифистские принципы своего товарища и его незамутнённую межвидовой борьбой натуру, поэтому медлил нажимать на спусковой крючок. Мало-помалу память о событиях прошлого дня начала возвращаться к нему; хотя мысль связать неожиданный визит ангела с собственным чудесным спасением всё ещё не вызывала ничего, кроме желудочных колик и дополнительной головной боли.

Отредактировано Остин Картер (2013-10-19 15:35:30)

+2

5

Плотнее запахнув на себе халат, полы которого так и норовили разлететься в разные стороны, Гораций потёр колючий подбородок. Вопрос Гадриэля заставил ангела всерьёз задуматься о том, что же он здесь делает. При этом, «здесь» трактовалось одновременно, как философское обозначение бытия, как космические координаты третьей планеты от Солнца и как локационное обозначение квартиры прокурора. Поразмыслив, Варахиил решил не мудрить и ответил просто:
― Пеку блинчики, ватрушки и мясной пирог.
Судя по тому, как Гадриэль попятился назад, у него явно были проблемы с выпечкой. Или творогом. Или мясом. А, может, и вовсе с едой.
«Вот до чего довела эта работа! Впахивает, не покладая рук, даже аппетита лишился из-за постоянного стресса!» ― Гораций разве что не заохал от переживаний за незавидную судьбу и страдающий организм старого друга.
― Ты не представляешь, как я переживал, как скучал и сколько навязал тебе свитеров! ― Варахиил хотел было накинуться на старого друга со свежайшей порцией обнимашек, но нацеленное в голову ангела дуло револьвера не способствовало радостному лобызанию.
Удивлённо поморгав на оружие, Гораций отклонился в бок с линии огня и устремил озадаченный взгляд на Картера. К слову, упавший на пол плед открыл взору ангела прокурора во всей, так сказать, красе. Отметив, что ссадины, синяки и кровоподтёки уже слабо угадываются на коже, Монро умиротворённо улыбнулся.
― Идёшь на поправку. И хорошо, а то я так волновался, на тебе же места живого не было, ― Варахиил всплеснул руками, будто заслуженная мамаша.
Вернувшись в первоначальное, полностью вертикальное положение, Гораций спокойно взялся за стальное дуло револьвера и бережно (с его-то силищей) забрал оружие из рук Картера.
― Поранишься ещё. И так только в себя пришёл.
Подобрав с пола плед, ангел закутал в него замершего в ступоре Остина, и мягко подтолкнул того в сторону кухню.
― Столько лет прошло, даже не верится. Как ты тут? Прокурором работаешь? Ответственно. Людям помогаешь. Я всегда знал, что тебе надо на самый верх, руководить, повелевать. Блинчики с мёдом будешь или с джемом?

Отредактировано Гораций Монро (2013-10-26 22:43:50)

+1

6

Падшего взяла оторопь. Он был подавлен, оглушён, парализован обрушившейся на него гаммой чувств и выбит из колеи всем произошедшим, поэтому почти без негодования выпустил из руки револьвер, но пригласительный толчок в кухню, невзирая на голодные спазмы в желудке, проигнорировал.
— Отвяжись, — Остин не оставлял попыток противостоять удушающей заботливости друга, однако выходило это у него как-то вяло, ненатурально и без должного энтузиазма. Глядя на светлого, Картер искренне не понимал, почему среди людей прижилось выражение «упрям, как чёрт», а не «твердолоб, как ангел», — о, они просто не знакомы с Варахиилом. Этот добродушный гигант всюду пёр напролом с непреодолимым упорством тарана, и всё ради благоденствия ближнего своего. Спорить с ним было бесполезно, взывать к здравому смыслу — лишено практической пользы. Порция свинца в черепной коробке могла хотя бы на время решить проблему, но момент был безвозвратно упущен.
Отойдя от ступора, блондин обеими руками схватил ангела за ворот халата в приступе неконтролируемой ярости. Проклятый плед вновь соскользнул с плеч прокурора. Неизвестно, чем бы кончилась дружеская потасовка меж Светом и Тьмой, но чуткий слух Гадриэля уловил сначала скрежет повернувшегося в замке ключа, а затем из прихожей раздался звонкий женский голос, в обладательнице которого Остин без труда признал свою нынешнюю пассию, Линду. Томная молодая брюнетка являлась дочерью одного высокопоставленного чиновника и объектом ухаживаний со стороны Картера, планировавшего в скором времени заключить с ней выгодный контракт — разумеется, отнюдь не брачный.

— Остин, котёнок! Я подумала, что будет неплохо проверить дубликат, который ты мне дал, и решила сделать тебе сюрприз. Надеюсь, ты не рассердишься... — ласковое щебетанье сменилось удивлённым вздохом. Замерев на пороге, гостья во все глаза уставилась на представшую перед ней картину:
— Что тут происходит?
Стоит признать, двусмысленность развернувшейся сцены заслуживала подобного вопроса. Застигнутые врасплох, ангел и чёрт по-прежнему продолжали вызывающе тесно прижиматься друг к другу: один был наг, как Аполлон, второй облачён в одеяние, тоже далёкое от делового дресс-кода; пальцы Картера всё ещё сжимали ворот халата, да так крепко, судя по побелевшим костяшкам, что можно было только позавидовать страстности отношений, связывавших двух товарищей.
— Я думала, ты нормальный мужик, — Линда готова была разреветься от обиды. Воображая себя героиней мыльной оперы, прекрасной и несчастной одновременно, она всё же умудрилась напоследок выдавить из себя нервный всхлип: — Впрочем, для нормального ты был слишком хорош.
Швырнув Остину ключи, красавица надменно вздёрнула подбородок и покинула логово прокурора эффектной модельной походкой, оставив мужчин обмениваться недоумёнными взглядами. Первым пришёл в себя Картер:
— Линда! Да что же это... — с досадой воскликнул он и, на ходу путаясь в брюках, которые нашлись тут же, на полу, последовал за девушкой, — Линда, подожди!
К тому времени, как падший достиг входной двери, звук удаляющихся шагов уже пересёк лестничную клетку и оборвался у кабины лифта. Вопреки своему первоначальному намерению, Остин не стал бросаться вдогонку. Даже если ему удастся  убедить девушку в том, что виденный ею незнакомец — не более, чем его старый приятель, общение с ангелом не пойдёт Линде на пользу — мало ли, что способен разболтать ей этот полоумный святоша. Обидно, конечно: три месяца кропотливой работы, и всё коту под хвост. Варахиил мог бы собой гордиться — можно сказать, вырвал невинную душу из тенет коварного искусителя в лице Гадриэля. Хотя вряд ли сам светлый сознавал подлинную катастрофичность последствий произошедшего инцидента. Оставалась надеяться, что дура-девка не станет болтать своему папаше о случившемся, ограничится парой-тройкой близких подруг, — иначе карьера прокурора рискует сделать весьма неожиданный виток.

Картер вернулся в комнату мрачнее грозовой тучи: если бы голубые глаза падшего способны были метать молнии в его врагов, от беспечного Будды в халате осталась лишь дымящаяся горстка муки и пепла.
— Ты не можешь явиться ко мне в квартиру и хозяйничать тут, словно моя горячо любимая жёнушка, — трудно сказать, чего в голосе Гадриэля слышалось больше: сарказма или раздражения. — Я тебе благодарен за помощь, за заботу; за блинчики. Но объясни, будь добр: с чего вдруг тебе вздумалось навещать меня? И что ты намерен делать дальше? — поток вопросов сопровождался поисками чистой и целой рубашки в недрах шкафа. По правде говоря, Остину сейчас самому хотелось  забраться внутрь деревянного ящика и не вылезать оттуда, по крайней мере, ближайшие лет тридцать.

+1

7

Отправляясь на землю в гости к своему давно потерянному другу, Варахиил никак не рассчитывал, что сможет найти его так скоро и совсем не ожидал, что в первые же сутки счастливого воссоединения встретит столько новых друзей Гадриэля. Сначала те проворные ребята в подворотне, теперь вот девица крайне впечатляющей наружности.
Значение, смысл и последствия разыгравшийся в квартире прокурора сцены остались для Горация загадкой, но он воспользовался возможностью тихонько порадоваться за Картера. Уж Монро-то всегда верил в коммуникативные таланты Гадриэля.
Пока поразительно быстро оклемавшийся Остин путался в брюках и человеческих отношениях, Гораций, будто домоправительница чьей-то нездоровой мечты, поднял с пола многострадальный плед и, аккуратно сложив, примостил на диване. Непреодолимое желание прибраться привело его к валявшейся на полу связке ключей.
«Что ни делается – всё к лучшему!» ― радостно решил ангел, добавив связку к своему скудному скарбу.

К возвращению Остина в гостиную Гораций сидел неподалёку от пледа в позе смиренного раскаяния.
― Я рад, что у тебя появилось столько новых друзей. Живя среди людей, стал общительнее? Так и нал, что когда-нибудь твоя харизма пробудится и сделает тебя популярным, желанным собеседником, ― Монро прочувствованно всхлипнул и расправил складки халата.
― А почему эта милая дама так быстро ушла? Впрочем, конечно же, твоя нагота смутила её незамутнённую невинность, ― Гораций покачал головой, прицокивая языком. ― Теперь ты на ней, само собой, женишься. Как волнительно, я появился в твоей жизни в такой ответственный момент! Столько забот, столько хлопот предстоит. Я могу быть не только шафером, но и священником на твоей свадьбе. Конечно, обе должности такие почётные и важные, но я смогу безукоризненно справиться с обеими ролями, не сомневайся.
Поглощённый мыслями о предстоящей свадьбе Картера, слух Горация не сразу уловил адресованные ему вопросы.
― Ну что ты, друг мой, совершенно не за что меня благодарить, я же от чистого сердца, ― зардевшийся медведеподобный ангел смущённо хмыкнул. ― К слову, блинчики ты до сих пор не попробовал, а тебе совершенно точно пора завтракать.
Наблюдая за копошением Остина, Монро с материнской гордостью отмечал, в каком порядке Гадриэль содержал своё жилище.
― Просто ты на мои письма не отвечал, с тех пор, как покинул облачные полянки, я же волновался, как ты там, не обижают ли на новом месте. Вот наконец-то смог вырваться, проведать, ― вновь напомнив себе о том, как долго не виделся с давним другом, Варахиил взлетел с дивана, ринулся к Остину, стиснул и закружил того в крепких объятиях.
― Планов у меня никаких! Буду присматривать за тобой, со свадьбой помогу. Если изъявишь желание, могу и на работу тебя сопровождать.
Счастливая улыбка, расползшаяся по физиономии ангела, не смогла бы уместиться ни в одно зеркало мира.

+1

8

Очередные спонтанные объятия вырвали из груди падшего вздох отчаянья.
— Оставь... то есть поставь... поставь меня на место! Рубашку помнёшь, — высвободившись, Картер подавил желание ласково съездить Горацию кулаком в ухо. Не то, чтобы он когда-то жаловался на недостаток физической силы; но привычка геркулесообразного друга тискать его, как плюшевую игрушку, по поводу и без повода, заставляла демона испытывать определённый дискомфорт.

Предложение Варахиила, прозвучавшее следом, тоже не нашло в душе чёрта особого отклика.
«Сопровождать меня на работу, ага. В халате. И с подносом блинчиков в руках», — вообразив себе Горация в роли своей новой секретарши, прокурор едва не расхохотался в голос. Потом печать вселенской скорби вновь омрачила его суровое чело.
— Значит, не отстанешь? — без особой надежды поинтересовался Остин. Вернее, констатировал неизбежный факт. Появление Монро в его жизни приравнивалось демоном к персональному Апокалипсису. Предотвратить такое событие нельзя, — лучше смириться, пережить, сделать выводы и по возможности минимизировать последствия. — Ладно.
Гадриэль дружески похлопал ангела по плечу, сопроводив жест лживой улыбкой, словно заранее отрепетированной для подобных случаев. Глянцевая, выхолощенная эмоция демонстрировала запоздалое раскаянье, простодушную открытость и подкупающую сердечность. С таким выражением лица пристало отнимать сласти у маленьких девочек, пинать котят и пудрить доверчивому электорату мозги обещаниями, которые всё равно не собираешься выполнять. Да, из Картера вышел бы неплохой политик.

— На самом деле, я тебе даже рад. Без твоей компании мне было немного одиноко. Только, — уж не обессудь, — здесь я тебя не оставлю.
Блондин обвёл комнату красноречивым взглядом, призванным намекнуть загостившемуся Горацию, что уютная прокурорская квартирка категорически не годится для содержания детей, собак и излишне хозяйственных ангелов. Мол, соседи не поймут, спать на диване неудобно, а в одной кровати — тесно, аморально и не по заповедям Божьим.
— Кстати, — осмотрев пустовавший пол, Остин на всякий случай похлопал себя по карманам брюк, — ты не видел мои ключи?

+1

9

― А ведь раньше ты так любил сидеть у меня на коленях, пока я вязал тебе очередную зимнюю тунику. Обниматься любил тоже, особенно по утрам, когда обжигающие лучи восходящего солнца хлестали по нашим облачным колыбелям!
Гораций обладал крайне невыносимым талантом – окружающую действительность он всегда воспринимал исключительно через призму собственного субъективного восприятия, приправлял метафорами и украшал вишенкой в виде искренней веры в истинность всего выдуманного. Впрочем, довольно прохладный приём старинного друга Монро смог разглядеть даже сквозь махрово-розовые очки.
― Это всё потому, что я не предупредил о визите? Или я напрасно помешал твоей беседе с теми джентльменами в подворотне? А, может, ты просто не знаешь, как мне сообщить о том, что не любишь блинчики?
Разгладив на Остине рубашку широкими ладонями, словно утюгом, Варахиил хозяйственно поправил накрахмаленный воротник.
― Не отстану, конечно же, я так беспокоился о тебе! ― в эмоциональном порыве Гораций снова сгрёб Картера в охапку, спохватился, поставил на место и снова разгладил всё, как было.
А уж когда Гадриэль наконец-то сказал, что рад старому другу, счастье из глаз Монро полилось рекой радуги.
― Этого я и боялся. Что ты будешь совсем один среди таких же покинутых всеми одиночек. Но ты от них выгодно отличаешься, ведь у тебя есть я! ― раскатисто грянул смех, стеклопакеты в окнах завибрировали от сметающей всё на своём пути звуковой волны.
Однако на повестке дня оказался квартирный вопрос и тут Гораций был бессилен.
― Мне некуда пойти, ― бесхитростно заявил Монро. ― Я так спешил к тебе, что не обзавёлся более-менее стабильной легендой. У тебя ведь здесь столько места, такой простор, я не помешаю, буду следить за порядком и холодильником.
Жалобно сверкая на Остина взглядом, будто бездомный щенок-переросток, Гораций проигнорировал вопрос о ключах. Чего не услышал, о том не соврал.

Отредактировано Гораций Монро (2013-12-07 10:29:32)

+1

10

— Об этом можешь не беспокоиться, — успокоил Картер временно бездомного ангела, пропустив мимо ушей ремарку о намерениях Горация взять под опеку прокурорский холодильник. — Новая квартира, новые документы, новый ха... кхем... костюм — всё будет в лучшем виде. Я о тебе позабочусь, — Остин подмигнул другу, давая понять, что не терял даром проведённое в земной ссылке время и что могущество его простирается дальше окучивания самых завидных невест нью-йоркского бомонда. Он пока не решил, какую именно должность пожаловать столь своеобразному рекрутёру, но определённо настроился извлечь из присутствия Монро если не выгоду, то хотя бы повод хорошенько отвести душу и всласть поизмываться над светлым.

Ключи, к досаде Картера, так и не нашлись.
«Наверняка закатились под диван», — решил демон. Заподозрить Варахиила во лжи было так же трудно, как Гадриэля — в искренности и милосердии. Впрочем, Канцлер с ними, с ключами.
— Но сегодня, так и быть, можешь погостить у меня, — почти ласково сообщил мужчина своему визави, хотя тон его нет-нет, да и наводил на мысль, что прокурор принимает ангела то ли за слабоумного, то ли за малого ребёнка. В сущности, Монро был и тем, и другим. И, надо признать, Картер всё больше был склонен находить в этом определённую прелесть. Какие перспективы открывались перед ним! Учитывая природную внушаемость и безграничное доверие Горация бывшему другу, да прибавить к тому богатырскую силу и собачью преданность, в руках Гадриэля находилось прямо-таки живое орудие насильного несения добра мирному и не очень населению. Можно травить пернатым Гаргантюа коллег по адскому цеху, можно шпынять несговорчивых конкурентов; а можно просто оставаться в тени, наслаждаясь наблюдением за тем, как неискушённый жизнью среди сынов Адама святоша набивает первые шишки в знакомстве с этим жестоким миром.

Остин уже не выглядел таким злым, как в первые полчаса встречи. Сердце бередили воспоминания об утраченном навсегда золотом эдемском лете, с другой стороны его жгли ненависть и желание выместить на Варахииле разгоревшуюся с прежней силой обиду — заставить ангела так же познать боль падения, сбив с пути истинного; но и то, и другое утихло до поры.
— Пошли, продегустируем твои блинчики, — сдавшись, прокурор отправился на кухню. В конце концов, даже дьявол имеет право на вкусное трёхразовое питание по расписанию.

ОСС: предлагаю на этом эпизод завершить. : )

Отредактировано Остин Картер (2013-12-09 20:53:34)

+1


Вы здесь » Ищейки » Чистилище » Я пришёл к тебе с приветом


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC