Ищейки

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ищейки » Чистилище » Револьвер


Револьвер

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

I.
Револьвер
II.
Уильям Франкон, Доминик Доу, позже - Иоанн Меллёр
III.
3 марта 2012 года.
IV.
Доминик Доу прячется от коллег в доме Уильяма Франкона, который не подозревает об этом до того самого момента, пока не обнаруживает пропажу. Спустя какое-то время их беседу прерывает Иоанн Меллёр.
V.
http://games.compulenta.ru/upload/iblock/a4d/graymatter_screen.jpg

0

2

Франкона произошедшее в ночь с второго на третье марта коснулось мало. Хотя бы потому, что к тому моменту, когда он проснулся, тело горничной уже успели убрать, а шелковый ковер уже увезли в химчистку, простелив новый и мало чем отличающийся от испачканного. Дом Билли можно было смело назвать поместьем, да и жил он не один, чтобы некоторые из особо полезных ребят всегда были под рукой. Поэтому дом сицилийца был всегда шумным, излишне людным, но никогда - скучным.
Одна из горничных тогда как раз зашла в его кабинет, чтобы полить высокие фикусы. Тогда она и увидела тело лежащей на полу с распоротым горлом в луже собственной крови Нэнси. И породистой суки Геллы рядом с ней, с аппетитом вгрызающейся острыми зубами в мягкое горло женщины. Подняв длинную узкую морду, Гелла зарычала, угрожающе вытянувшись в сторону горничной. Та выронила кувшин из рук и дурным голосом заорала.
Всем было плевать на то, почему аккуратная, сдержанная и тихая Нэнси решила пырнуть себя ножом. По большому счету, всем здесь были безразличны оставшиеся без матери дети, без жены муж, без хозяйки кошка, или какая еще дрянь водилась у нее дома, в ее притрушенном Огайо. Но даже кретины знали: если мистер Франкон увидит это тело и испорченный ковер до завтрака, не поздоровится всем.
В особом положении была только любимица Билли, сука добермана, которая за время жизни у сицилийца успела не только попробовать человечью кровь и мясо, но и счесть ее изысканным деликатесом. Учитывая, что слушалась она только хозяина, забрать у нее тело без его присутствия было тем еще квестом.
Разговор состоялся после завтрака. Сытая Гелла отказалась от сахарной косточки. Билли огорчился.
- У нас тело, сэр. Самоубийство. Ваша горничная, - Гарри, "правая рука" Франкона, перенял привычку своего хозяина говорить все напрямую и честно. Нос у него из-за этого бы четырежды сломан, а лицо периодически украшали ссадины, но Гарри, кажется, всем был доволен. А Билли со временем учился воспринимать плохие новости менее резко. Помощник был полезен, да и нехорошо это - регулярно доверенные лица синюшными пятнами украшать.
Эта новость не была из разряда плохих.
- Просто увезите его в крематорий, - сказал Билли, не оторвав взгляд от газеты.
Флэшмоб оставил его равнодушным. Однако, весточку в Вашингтон он все равно отправил. Франкон принадлежал к числу тех, кто точно знал - шумихой можно воспользоваться в своих интересах. Поэтому возвращение Стоун в Нью-Йорк было делом времени. Билли не преминул известить: он ее ждет и встретит. Все подготовит. Пусть скажет только время и место. Но с этим, видимо, обождать придется.
Второй сюрприз за день был, напротив, приятным. Поставщик алкоголя перенес дату доставки. И сокровище в виде нескольких ящиков первосортного виски привезли этим вечером. Долговязый и рыжий Гленн был отличным мужиком, и за достойную плату мог раздобыть лучшую выпивку в кратчайшие сроки. Ящик горячо любимого Билли Порт Эллена сорока лет выдержки, с нотками дыма и морского воздуха, и едва уловимым запахом душистых, сладких яблок? За четыре дня? Пожалуйста. И пару ящиков приторно-сладкой Роял Браклы, которую так любят шлюхи - за компанию.
Шотландец, однако, покупался не только за деньги. Именно потому Билли каждый раз выходил принимать его посылки лично, жал тощую руку, давая понять, как его услуги много значат, и как дороги. Как его здесь уважают. Этот раз не был исключением: Франкон покинул кабинет. Откуда же ему знать, что, вернувшись, он обнаружит на письменном столе отпечаток грязи в виде маленькой женской ножки, а Геллу найдет у этого самого стола мирно спящей, распластанной на полу?...
Заметив следы вторжения чужака, Билли первым делом бросился к антикварному глобусу, в котором была спрятана самая большая ценность в этом огромном доме. Быстро проверил его, и от души выругался. Тайник был расхищен. Обитая черным бархатом выемка в форме небольшого револьвера пустовала.
- Гарри! - орал Билли в коммуникатор. - Перекрыть все входы и выходы! Никого не выпускать, если кто-то попытается драпать, стреляйте к чертовой матери! - дальнейшее объяснение было унизительным, а потому далось в разы тяжелее, хоть и состояло всего из двух слов. - Меня обокрали.

+3

3

Все начиналось так хорошо! Какая-то дура в поместье цели пырнула себя ножом. И вот уже через полчаса они запрашивают новую горничную. Перенаправить звонок на другую линию - детская шалость, на которую владелец особняка нарывался добровольно. Его сигналки, электроника и камеры были просто преступно беззащитны! И это то в эпоху кибер-гуру! Моник недовольно морщилась и разочарованно покачивала головой, просматривая данные, которые удалось собрать. От главы охранной конторы, гангстера и демона она ожидала чего-то поинтереснее, чем датчики движения на окнах и дверях, включающиеся вручную ночью и бестолково понатыканные камеры. Что это за углы обзора такие, если мимо них можно проскользнуть не особо сверкая фейсом и даже не привлекая внимание танцами краба? Да за такую работу сама Моник заставила бы всех сожрать эту самую проводку, все еще подключенную к электричеству!
К тому же в доме была постоянная толпа носителей тестостерона, какие-то шлюхи, прислуга, псины...В общем огромная куча народу, который метался из угла в угол, как бешеные тараканы. Затеряться тут очередной мигрантке-горничной было как два пальца об асфальт. Она подходила как минимум под две категории, а это уже хорошее прикрытие. Особенно, если она заранее изучила планировку дома. И тем более, если она - воровка. Нет, не просто воровка. Первоклассная воровка!
Которая, впрочем, оказалась в глубочайшей заднице. Проходя мимо столпившихся у телевизора мужиков, Моник краем глаза ухватила суть того, о чем сбиваясь тараторила диктор...Чуть не уронила поднос, запнувшись о край очередного ужасного ковра и стремительно скрылась на кухне. В большинстве других ситуаций она бы выбила зубы этому мелкому мексикашке, поведавшему ей, что она корова на льду. Но теперь у Моник были проблемы покрупнее - что-то ненавязчиво намекало ей, что два человечешки, из туевой кучи самоубийц, были на ее совести. И, не то что бы у Дом она вообще была! Просто, теперь каждый, кто имеет доступ к человеческим мозгам не через лоботомию, либо сваливает из города в ближайших час, либо оказывается в лапах канцелярии, как подозреваемый.
"Сукибляди!"
Признавать, что она облажалась было паршиво. Чувствовать себя запертой на собственном же будущем месте преступления - тем более. Поборов желание с хрустом впечатать кулак в нос ближайшей горничной, трепавшей что-то на истеричном испанском, Моник пошатнулась и выскользнула из кухни. Свернула за угол, прошла чуть дальше и нырнула в подсобку. Вся прислуга сейчас была слишком увлечена обсуждением произошедшего, что бы заметить даже скромно тикающую у них под носом бомбу.
Решетка вентиляции отошла легко и быстро. Моник уже успела позаботиться о том, что бы она легко снималась и так же быстро вставала на место. Запрятав форму в нижний ящик с порошками, воровка нырнула в вентиляцию. Легко потянула веревку, поднимая и ставя на место решетку. Сморщила нос от пыли, сделала первое пробное движение, проверяя насколько будут скрипеть перегородки. Вполне сносно. Прямо-налево-прямо и вот она заветная решеточка прямо над столом ничего не подозревающей цели. Оставалось лишь ждать, когда же он вытащит свою задницу (к слову ничего так) из кабинета, что бы принять выпивку. Маленький жест доброй воли - Доминик позаботилась о том, что бы гангстеру было чем залить свое горе утраты этим вечером.
Псине, тупо заводившей ушами и носом, досталась доза снотворного дротика в бок. Доберман вскочила, зарычав и почти тут же осела обратно на пол. Сладких снов, песик. Дальше все по накатанной - снять решетку, тихо выскользнув из вентиляции на рабочий стол. Присесть на корточки, повозиться какое-то время с тайником...И вот она - добыча ее мечты! Моник подозревала, что в этом старом револьвере есть что-то нефигово важное, но в подробности не вдавалась. Ей платили далеко не за это. Наоборот приплачивали за тем, что бы воровку не заинтересовало что и зачем она принесет шустрой птичкой. Бережно подхватив револьвер, сунула его в небольшую сумку, которую тут же перекинула на спину и закрепила. Перегнулась через край столешницы, что бы вытащить дротик из псины. Нечего разбрасываться и мусорить в чужом доме. Нехорошо это. Адреналин ударил в грудь, перехватывая дыхание от восхитительной острой рези. Шаги за дверью и всего несколько кратчайших мгновений, что бы успеть рыбкой нырнуть обратно в воздуховод и едва умудриться поставить за собой решетку обратно.
Еще чуть-чуть... Моник ухмыльнулась бешено стучащему сердцу. Она любила адреналин, любила риск. А в человеческих шкурках была куча плюсов - они чувствовали все это остро. Изысканное удовольствие.
Ор хозяина дома Доминик услышала уже из-за поворота воздуховодного короба. Зло тряхнула головой, сцепила зубы. Вот же ж внимательный говнюк! Он что, каждую секунду свою цацку проверял и полировал? Надо было валить. Вот только поднявшийся в следующую же минуту шум и беготня в доме тонко намекали, что драпать удастся только если по частям...Первой частью, которая осуществит побег станет именно револьвер. Который был нещадно выброшен в мусорный контейнер удобно оказавшийся в зоне броска от одного из выходов вентиляции. Билли-Уилли Франкон мог помахать своей цацке. Она покинет его в течении нескольких часов в упаковке из-под какой-то жратвы. Зато ему не будет одиноко, потому что он примотан к телефону Доу. А на нем включен GPS. Куда бы не вывезли цацку, Доминик ее найдет.
Но для этого нужно было убедиться, что ее не найдут и вывезут. Девица довольно заухмылялась, вытащив рабочий мобильник. Эта маленькая детка не была предназначена для звонков или даже эротических ммс. Использовать ее железо для такой банальщины было бы преступлением. А вот заставить заорать сигнализацию угловой комнаты, противоположной к месторасположению постоянно передвигающейся воровки, это пожалуйста! Ладно хотя бы эти тупицы додумались начать перетряхивать дом. Крики, нервы, жестокость и никакой надежды выбраться обратно в кладовку и быстро прикинуться обратно горничной. Моник довольно скалилась. Наконец-то хоть что-то интересное, в этом убогом Нью-Йорке! На время она даже забыла о том, в какую задницу она попала с этими самоубийствами.
Пока были вопросы более насущные - нужно было потянуть резину и нервы этих питекантропов. Для эффектного соло под занавес. Пока ее не могут найти они, наверняка не обнаружит и Канцелярия. Вряд ли они додумаются искать ее на чужой территории. К тому же, Моник было даже интересно, как скоро хозяин дома начнет палить по своим же идиотам? Говорят, он славился жестокостью, вспыльчивым нравом и отсутствием терпения.
Тихо переместившись обратно к его кабинету, Моник замерла.

Отредактировано Доминик Доу (2013-04-10 17:29:08)

+3

4

После тайника и короткой отдачи указаний Гарри первым делом Уильям бросился к распластанной на полу Галле. Этой породистой псине было всего три с половиной года, из положенных двенадцати, по сути - меньше трети прожила. Достаточно выдрессирована и опытна, чтобы стать послушной тенью хозяина, и раздражать его не больше, чем предмет интерьера. Если быть откровенными, к своей собственности Франкон подчас привязывался непомерно, дорожа ею уж слишком сильно. К дорогой собственности относились и собаки. Питомцы Билли чаще всего дохли, выполняя свой долг - охраняя; людей он не хоронил, почести последние не отдавал ("в аду свидимся"), а вот собак - напротив. Четырехлапые, в отличии от двуногих, любить и быть преданными умели по-настоящему.
Не убив, а лишь присыпив доберманшу, неизвестный вор оставил себе фору. Потому что в ином случае Билли бы не упустил случай и переломать все дохрена находящихся в его теле костей, одна за одной. Дом Франкона был словно волшебный ларчик - открывается очень просто, и каждому; зайти сюда под видом горничной, новичка-помощника кого-то из ребят, повара или даже шлюхи было вполне реально, но вот выбраться - не очень.
Как и у всякого добропорядочного гражданина, у Билли был свой план действий на каждую ситуацию, включая сложившуюся; парни, ранее, возможно, бестолково торчащие у телевизора или в кухне, мобилизовались очень быстро. Прислугу мигом отправили по каморкам; их потом обыщут. Все входы и выходы, а также периметр здания и участка, были взяты под охрану очень быстро. Даже долговязый Гленн, который еще не успел уехать, разговорившись с дежурным привратником, договорился временно не покидать территорию - пока не найдут вора.
Последний дал о себе знать очень быстро. Сигнализация возвестила о чьем-то присутствии в комнате, соседней с кабинетом. А именно - в спальне Билли. Это сицилийцу не понравилось еще больше. Прихватив из сейфа в кабинете заряженный "глок" и сняв его с предохранителя, Франкон направился туда через отдельную дверь в кабинете.
Спальня оказалась пуста; это было диверсией. Там уже позже его встретил Гарри. Помощник сразу же вспомнил о том, что утром в дом была приглашена новая горничная. Франкон лицезрел вполне милейшее дамское личико с хитрыми донельзя глазами на экране планшетника, и сразу понял: воровка она.
Кто-то вспомнил, как неловкая девица уронила поднос на ковер. Билли процедил:
- Пускаете в мой дом всякую дрянь, - от злости лицо сицилийца было бледней обычного. - Пробей ее фото по базе, Гарри.
За какую-то минуту дом погрузился полную тишину; казалось, персонал боялся даже дышать. Франкон недовольно расхаживал по комнатам. Не так много было в этом доме мест, где можно было ото всех спрятаться. Подвалы, шкафы, каморки, любые закоулки, где можно было укрыться, обыскали очень быстро. След женской ноги на письменном столе недвусмысленно намекал - воровка в вентиляции, и судя по тому, что все возможные выходы от нее охранялись чрезмерно инициативными парнями, и до сих пор там находится. Они отлично знали, что лучше обойтись лишним трупом, с которого можно снять украденный предмет, или же несколько дней потерпеть ремонтников, латающих поврежденные выстрелами стены, чем упустить вора.
Еще половина минуты - и Билли предоставили информацию о девице. Некая Доминик Доу (Франкон только усмехнулся мысленно красноречивой фамилии), имеющая связи с компанией, тестирующей безопасность. В числе клиентов - крупные и уважающие себя предприятия. В этот раз Франкон выругался вслух, и достаточно громко. Знал он таких "тестировщиков" - зарабатывают часто тем, что воруют, и похлеще других. Оставлять надолго воровку в вентиляции, ожидая, что сама вылезет - глупо, улизнет.
Куниц из норы нужно выкуривать.
- Подготовь все, и действуем как обычно, - под подготовкой подразумевалось - раздай находящимся на этом этаже маски. - Я дам знать, когда.
Билли направился в свой кабинет неторопливо, на ходу заговаривая с воровкой. Он намеревался ее отвлечь.
- Вылезай, Доминик! - сицилиец неторопливым шагом направлялся по коридору к кабинету, его низкий голос звучал громко, раскатисто. Завлекая разговором, он собирался воровку отвлечь. - Все равно не спрячешься. Ну попрячешься ты там минут десять, двадцать, и что? Думаешь, у меня духу не хватит продырявить потолок собственного дома? Ну же, девочка, давай. Ты же наверняка умница. Слезешь - жива останешься. Не цела, конечно, но кто идеален? - оказавшись в кабинете, Уильям стоял у небольшого шкафа. Ствол уютно лежащего в ладони "Глока" смотрел в пол, а взгляд сицилийца был прикован к решетке вентиляции. Будто оттуда вот-вот кто-то покажется.
- Ну же, Доминик, не бойся! Спустишься, поговорим, договоримся - я уверен, сумеем найти какой-то компромисс! Я сумею заплатить больше, чем ублюдок, который тебя нанял.
В тени дверного проема угадывались очертания одного из служащих; он ждал кивка, голосовой команды; какого-либо знака, чтобы начать.

+3

5

И так...двое у одной из решеток вентиляции, что выходила на задний двор. Убрать их - не такая проблема вышибить мозги и всего делов. Потом отмоют стеночки и скормят их псине, которая как раз проснется к тому моменту. Но убрать их тихо - проблема. Особенно, когда ствол без глушителя, а впереди еще как минимум тридцать ярдов открытого пространства двора, сменяющегося редкой, как башка старпера, лесопарковой зоной. И где только этот умник откопал такую мечту гринписовца в Нью-Йорке? Моник задумчиво покусала нижнюю губу, и все же пробралась по вентиляции обратно к кабинету Франкона.
А идиоты все-таки брали числом. Стройными стадами леммингов носились взад вперед по коридорам и комнатам, громыхали дверьми, все ретиво тянулись к оружию. Моник презрительно скривилась и подавила желание скептично хмыкнуть. Была бы ее воля - она бы не стала заставлять паниковать их маленькие однозадачные мозги. Мозг то всего один, а вот ломать все двести с лишнем костей в телах смертных было чертовски приятно. Особенно тех, что стояли на пути и глупо двигали квадратными челюстями, еще не зная с кем они связались. Желание разобрать кого-то на запчасти только усилилось, когда воровка отвела взгляд от подорвавшегося в свою спальню мафиози. И наткнулась на небольшой пыльный след на краю его стола. Нет, все же стоило сломать той горничной нос! Было бы не так обидно, а на их хреновую уборку это не повлияло бы.
"За#ись!" - Радостно оповестила сама себя Моник, беззвучно хлопнув ладонью по лбу. - "В свете всего происходящего..." Доминик взвесила в руке маленький кусочек чистой кибер-мощи, обманчиво похожий на простую мобилу. Пробежалась взглядом по датчикам, воскрешая в памяти чертеж здания, обычные посты охраны, расположение дверей, планировку двора...Словно маленький экскурс перед ее внутренним взором. Этот коридор заканчивается перестрелкой, тремя трупами и переломанными ногами. Эта крыша - перестрелкой и двумя трупами, вероятнее всего, свернутой шеей. Это окошко в подвале - простреленным плечом и коленом, не говоря уже о возможном спуске псин, шнырявших по двору. - "Мы в заднице, дорогая!"
Моник видела около семи выходов отсюда, но в шести из них ее наверняка поймают, а в седьмом ей придется сотрудничать. И ни в одном случае ее не убьют. По крайней мере сначала. Но если прикинуться лапушкой-человечинкой, то рано или поздно взбешенный хозяин может и прихлопнуть ее. Тем лучше, высовываться в Нью-Йорк в свете флешмоба было опасно. А вот идея вернуться на какое-то время в родные и смердящие палаты Ада, подпитаться, оклематься и вернуться за револьвером - прельщала. "Ты мне нравишься, кривоносый!"
Воровка расплылась в довольной ухмылке и, тряхнув головой, вновь влезла в систему. В этот раз немного сложнее, видимо кто-то из леммингов увидел прикольные кнопочки и решил побороться с неизвестным вором. Но все же через секунд семь сигнализация раздалась сразу в двух местах - на кухне и на третьем этаже. Судя по шуму, лемминги вновь засуетились. Моник беззвучно рассмеялась. Все это становилось интересным. и, сложив руки под подбородком, стала наблюдать через решетку в коридоре, как ведет себя народ.
Бледный и злой хозяин, матерящийся над планшетом. Упс, кажется кое-кто, кое-что нашел? Услышав имя своей легенды, Моник улыбнулась шире. Надо было отдать должное этому парню, действовал он быстро. Склонив голову на бок, девица с интересом наблюдала за его передвижениями. Тихой змейкой последовала за ним по уже протаренной тропинке. Только по вентиляции. Подумав, "куснула" систему безопасности еще разок. Что может быть лучше вопля сигнализации по вечерам? Проснитесь и пойте, сукины дети!
Чуть задержалась только на одном из поворотов, заинтересованно оценив кучкующуюся толпу у какого-то помещения. Насколько она помнила, это была каморка три на пять, не больше...Ухмыльнувшись, воровка покачала головой. Зубы заговаривал, Тилли-Вилли. Ну как тут можно устоять?Договорятся они, как же! Ну может она и договорится до того, что ее отправят обратно в Ад за острый язык...А вот Франкону с ней ничего не светило. Свою цацку в этом веке он не увидит. Хотя бы потому, что платой за сегодняшний заказ было не только приятное пополнение количества нулей на одном из счетов, но и персональная шкурка Доминик. Заказчик был редкостным козлом.
Но пока Франкон провозится с ее человеческой оболочкой, цацку потеряет окончательно. Здесь как при исчезновении смертных. Не нашли в течении сорока восьми часов - ищи в сточной канаве, бетоне или коллекции серийного маньяка.
- Думаю хватит, - Наконец подала голос девица спустя короткую паузу. Мимоходом ухмыльнулась тому, что в руке демона был всего-то глок. А ведь она была почти уверена, что этот парень будет таскаться с чем-то вроде Пустынного Орла. - Не твоя система безопасности точно...Не пали - выйду.
Решетка отошла в сторону уже гораздо плавнее и тише. Доминик выскользнула из провала вентиляции, на короткий момент повиснув на руках. Намеренно неторопливо разжала их, мягко приземляясь на рабочий стол прямо перед его обладателем. Просто улыбнулась, разводя руки в стороны, мол "вот она я". Наконец смогла разглядеть его лицо в живую и вблизи. Заухмылялась еще шире, испытывающе глядя ему в глаза. А мужчина обладал шармом! Ну как такому отказывать?
- Договоримся, говоришь? - Мысленно считала, как скоро ее скрутит болью от первого огнестрельного. Или хруста сахарных косточек, выламываемых из суставов. Ну или что там предпочитал этот гангстер? - Хорошо, давай договоримся...Со стола слезть позволишь?
Осторожный шаг в бок и в сторону, вежливо минуя стопку документов.

+3

6

О взрывном характере Франкона и его склонности выплескивать негативные эмоции на подчиненных ходили слухи. Однако, на самом деле, они были правдоподобны лишь частично. Билли никогда не психовал по пустякам. Вот и сейчас, когда воровка то и дело "щипала" систему безопасности его поместья, он сносил все это очень терпеливо, без дергающегося века или щеки, например. И всякий раз получал подтверждение от ребят - тревога ложная. Конечно же, воровка не призрак и не может просочиться сквозь стены. И если все возможные выходы из вентиляции на третьем этаже охраняют, то Доу по-прежнему находится там. Больше ей быть просто-напросто негде. А вот попытки отвлечь внимание охраны, включая сигнализацию в разных частях дома - не такой уж глупый ход.
Наконец, спустя небольшую паузу, воровка подала голос. Билли только ухмыльнулся мысленно - хоть что-то сегодня идет, как надо. Он не сомневался в том, что попытка бегства будет пресечена. Но лишняя беготня по дому, с выкуриванием, убитым или раненым персоналом, и что порядком хуже, возможно убитыми собаками, была ему совершенно не к месту.
Сделав шаг навстречу массивному письменному столу, бес наблюдал за медленно появляющейся из вентиляционного люка женщиной. В черной облегающей одежде, с гибким, как у кошки, телом, она будто намеренно красовалась перед мужчиной, которого обокрала, не спеша спускаться и приземляться на стол. Ладонь сицилийца крепче сжалась на рукояти пистолета: какой бы привлекательной не была женщина, он не собирался глупить.
Впрочем, кто сказал, что ему нельзя. У дверного проема кто-то зашуршал. "Слоны", - с неудовольствием подумал Билли, не глядя в сторону своих подчиненных. Скользнул оценивающим взглядом вверх, от обутых в тонкие, на мягкой, бесшумной подошве сапог, по стройным ногам вверх. К тонкой талии, скрытому под темной водолазке бюсту, хрупкой шее и донельзя хорошенькому личику. Билли даже решил ей его не портить, ведь обошлись славно, почти без потерь. Сейчас он заберет у нее сувенир, и все...
- Умница, - одобрительно кивнул Франкон, сделав еще шаг навстречу и глядя в глаза девушки. Без царя в голове - это точно, Билли даже засомневался - а действительно ли она человек? - Конечно, спускайся, детка. Видишь ли, мне срочно нужно кое-чего тебя лишить.
Билли сунул "Глок" за пояс и развернул спустившуюся девушку спиной к себе, чтобы обыскать. Грубые ладони прошлись по ее плечам, предплечьям, ребрам. Задержавшись на талии, Билли снял с ее пояса пистолет, положил на стол.
- Проверь, Гарри, - следом за оружием последовал ее телефон, с помощью которого она наверняка и запускала сирену и дергала его парней. А после - набор отмычек, и трубочка с дротиком. Один такой, очевидно, усыпил Геллу.
Ладони сицилийца чуть заметно дольше, чем это было нужно, задержались на бедрах женщины, и на их внутренней стороне. Затем он опять повторил процедуру обыска, словно не веря, что на девице больше ничего нет.
Где. Гребаный. Револьвер?
Билли понял: вот почему она так довольно вышла, вот почему улыбалась. Она успела передать кому-то артефакт, или спрятать в доме. Но где?
Гангстер развернулся, прошелся по комнате взад-вперед молча, меряя помещение шагами. Затем тихо заговорил, обращаясь к помощнику.
- Пусть проверят вентиляцию. Украденное не при ней. Ищем офицерский "Бодео" с золотой инкрустацией на рукоятке, - остановившись напротив девушки, которая уже стояла к нему лицом, хлестко ударил ее по щеке тыльной стороной ладони, не жалея сил. И лица. Решение не портить мордашку воровки теперь показалось ему очень опрометчивым. - Что пялитесь, как бараны? Ковер убирайте. Жалко же, второй за день, - обращаясь к охране, по-прежнему находящейся в комнате.

+1

7

- Надеюсь не чести и достоинства? - Осведомилась воровка, без лишних и резких движений спускаясь на пол. Кто она сейчас? Пока еще воровка, считающая себя владелицей положения. Пусть и такого дрянного. А вы разве не знали, что почти все воры в той или иной мере страдают нарцисизмом? Ответила таким же изучающим взглядом, чуть прищурилась, все еще ухмыляясь. Широкие плечи, большие ладони, четкая линия челюсти, легкая небритость, неровный нос, жесткие, лихие глаза. Она его запомнит. Вдруг еще пересекутся, после того, как он отправит ее в Ад? Чем черт не шутит, особенно если этот черт - Шекина. - А то ты немного опоздал.
С поиском револьвера он тоже опоздал. Но чем позже он об этом узнает, тем лучше. Повинуясь грубому движению, развернулась к мужчине спиной, не препятствуя. Тут все просто. Либо ты умеешь обыскивать, либо нет. И если говорить в таком свете именно о ворах - то их бы, по-хорошему, надо вообще догола раздевать. И то не факт, что не останется припрятанным какой-нибудь маленький невинный сюрпризик.
Франкон обыскивал с чувством, толком и расстановкой. Широкие ладони расставляли весьма своеобразные акценты на теле Моник, крича не хуже неоновой вывески - оценил шкурку. Стоит запомнить. Никогда не знаешь когда и какая информация может пригодиться. Впрочем, Шекине она тоже очень и очень нравилась. Сколько трудов было вбито за последний год в это тельце шлюхи из элитного притона в Гонконге. Много сил и любви. И от того своеобразное признание заслуг чертовки в форме изучающего морок взгляда, намеренно задерживающихся ладонях - было приятно. Доу коротко вздрогнула, когда лапищи дошли до изучения бедер. Низко наклонила голову, что может быть расценено как жест сдерживаемой злобы. На самом деле Моник скорее прятала ухмылку, совершенно не подобающую сейчас ее "игре". Молча проследила за тем как с ее пояса исчезают ее любимые игрушки. Обидно, но не достаточно.
Тилли-Вилли все же пропустил, два подобия отмычек, припрятанные в шлейках джинс. Оно и лучше. Ничем помочь сейчас ей не смогут, но никогда не знаешь, что и где пригодится. Даже если и не в ближайшие пару часов, в которые Моник попытаются напомнить о доме родном - Адском Пекле. Пора включать человеческую версию психологии? Воровка прислушалась к ладоням, на этот раз обыскивавшим гораздо торопливее и жестче. Мысленно ухмыльнулась. Пора.
Гангстер отличался редким терпением. Долго же он зрел до первого удара, пришедшегося по лицу девицы. Чертовка ожидала, что сорвется гораздо быстрее. Рот наполнился резким металлическим вкусом, голова мотнулась в сторону. Шекина с сожалением подумала, что мордашку таки подпортят. А жаль, ей не пойдет сломанный нос. А еще она подумала, что с удовольствием ответила бы демону. Сломать явно не единожды ломанный нос было бы не так уж сложно, даже в ее положении. Был бы неожиданный поворот игры! А какой жаркий, наполненный запахом и привкусом крови...Демон прикрыла глаза, болезненно морщась вместо того, что бы довольно жмуриться своему видению. Адреналин скакнул вверх, смешиваясь с болью и заставляя кровь закипать. Ну хорошо, пускай Франкон играет с мороком. Быстрее прикончит - быстрее она исполнит заказ.
Девица, попыталась тихо хмыкнуть сквозь болезненный резкий выдох. Получившийся рваный звук опалил разбитую губу холодным воздухом. Провела тыльной стороной ладони, взглянула на оставшуюся на коже кровь. О, как бы она сейчас с удовольствием разбила вон тот дорогущий графин для виски о его голову. Кровь за кровь. Судорожно втянув воздух носом, Моник вновь подняла взгляд на Уильяма.
- Бл#, - Веско выдала она, быстро коснувшись кончиком языка разбитой губы. Самое время для медленного включения песенки любого смертного вора - "Я Вор! Я не подписывался на то, что вы мне пытаетесь всунуть. Например на "люли"" - А вопросы здесь задавать будут или так... просто пиздить? - Тихо осведомилась, глядя исподлобья то на Франкона, то на его слонов, суетившихся с ковром. Шаг назад к столу, взгляд злой.
В общем-то, показывать нежелание быть избитой было легко. Шекина правда не хотела, что бы ее били. Без возможности ответить, так точно.

+1


Вы здесь » Ищейки » Чистилище » Револьвер


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC