Ищейки

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ищейки » Чистилище » Что нам доктор не расскажет


Что нам доктор не расскажет

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

I.
Что нам доктор не расскажет
II.
Гордон Лейтон, Эстель Белланж
III.
11 марта 2013, 03:00
IV.
Расследование заводит Гордона Лейтона и Эстель Белланж в тупик, в котором их встречает некто недружелюбный.
V.
http://www.tema.ru/travel/usa-6/_MG_1996.jpg

+1

2

Уникальное происшествие? Неслыханная сенсация? Феноменальный инцидент? Скорее - увлекательное приключение. Полно вам, Канцлер видел и хуже. Он более, чем втрое, моложе, когда попавшие в плен тевтонские женщины убили не только себя, но и своих детей. Их было более трехсот; хотя и это не идет сравнение с суицидом общины сикариев. На своем веку Лейтон далеко не один раз становился свидетелем того, как человеческие души добровольно отправляют себя в пекло. Вместе с семьями, да что там, вместе с детьми, годовалыми младенцами. Не так давно, всего три века назад он был свидетелем, и своими глазами наблюдал лишь один из многих случаев, случавшихся в то время. Картина стояла перед глазами, словно это было вчера: пахнущая сырой землей и горелым воском мина, десяток взрослых, беззвучно шепчущих молитвы Господу, плачущие дети, медленно угасающие от нехватки кислорода, которую лишь усугубляют зажженные свечи. Эта смерть была куда более варварской и мучительной, нежели пырнуть себя ножом для стейка; и требовала такого терпения. И, что поразительно, сей изощренный способ отправки душ прямиком в ад придумали люди сами, и лишь позже процесс был подхвачен агентами Канцелярии. Искру надо было раздуть до пламени.
Рыжий не боялся, не волновался попусту, и уж тем более не собирался лишать себя привычных удовольствий. Одним из таковых он считал обязательную встречу с выданным ему в помощь Канцелярией ангелом, несравненной Стеллой. Светлые пеклись о своем инкогнито, иначе их раз за разом бы истребляли посмей они лишь появиться на грешной Земле. И приоткрывать завесу тайны, знакомясь с очаровательными представителями лагеря противника, рыжему очень нравилось. Он находил особое удовольствие в общении с ними. Они напоминали ему о прошлом, о том, что падший когда-то был и сам одним из них, и помогал людям; они часто являли собою некий незыблимый образец человечности, милосердия; Гордону казалось, что, общаясь с ними, он лучше понимает людей, и лучше видит те качества, которые в человеке необходимо надломить, чтобы получить его душу. Ну а еще, маленькие белопернатые друзья не имели малейшего права лгать, или использовать информацию во вред Лейтону, что превращало их в идеальных слушателей и собеседников.
Спор с госпожой Белланж был несколько иным, нечасто Гордона в разговорах со светлыми охватывал такой истый азарт спорщика. Сейчас же он говорил со всем пылом заинтересованной личности.
- ...Ну вот скажите, Стелла - почему дети? Ведь они так неблагодарны. Почему не старики, например, которым осталась пара лет до смерти, и которые так охотно принимают спасительный луч веры, каясь во всех проступках? С ними же настолько проще, и они нуждаются в помощи не меньше. Сколько оборванцев в вашем приюте? Не нужно улыбаться так снисходительно, вы в глаза их посмотрите - они оборванцы, волчата, протяни им пирожок, и вместе с рукой откусят. Так сколько? Двести... сорок.. забыл, - рыжий мотнул головой, пригубив еще вина, и не думая притрагиваться к уже остывшему блюду. Время было откровенно позднее; персонал ресторана, привыкший к тому, что подобные переработки будут оплачены по самому достойному тарифу, покорно терпел засидевшихся гостей, ожидая, когда они соизволят закончить ужин. Беседа плавно перерастала в страстный спор; рыжий пытался указать экс-коллеге на нерациональность используемых ею методов, будучи уверенным, что она и сама об этом знает. "Узнай секрет противоречия", - подумал он, - "и узнаешь что-то о Стелле". - Вы же лучше меня знаете эту статистику, и подсчитать коэффициент полезного действия совсем несложно. Оставить их на улице сейчас - и половина умрет в юности, не успев нагрешить на ад. Воспитайте их, дайте им образование, научите работать, выпустите в мир подкованными и зубастыми - и в лучшем случае наверх воспарит один, а остальные отправятся к нам, - сжатая в кулак ладонь с оттопыренным большим пальцем развернулась, указывая пальцев в пол. Падший сощурил синие глаза, пристально глядя на светлую. - Утолите мое любопытство. Вы благоразумная женщина, отчего же сознательно и уверенно идете на такие потери?

+1

3

Одного невооруженного взгляда на происходящее было более чем достаточно - темные что-то затевали. Знал ли что-либо их Канцлер - другой вопрос. И ей обязательно зададут его в один из тех раз, что она окажется в кабинете главы Небесной Канцелярии. Но что она ответит на него? Она пока не знала. На первый взгляд, Гордон Лейтон был и сам потрясен и недоволен произошедшим в ночь со второго на третье. Он словно видел в происходящем угрозу большую, чем вопиющая несанкционированная акция самоубийств. Было ли это для него неожиданностью? Пожалуй...Стелла до сих пор лишь наблюдала и слушала, заодно исполняя свои прямые обязанности - расследование дела. Она не спешила делать выводы - это было не в ее правилах, сколь бы выразительные взгляды не посылало начальство. Верить темным - дело неблагодарное, но и бросаться обвинениями для имитации бурной деятельности и трясти всех подряд представлялось Ангелу пустой тратой времени. За подобным она наблюдала с чуть меньшим интересом, но все же соответствующим вниманием. Однако ощущение, что она что-то упускает во всем этом - не отступало. Словно Стелла просто не могла отойти достаточно далеко от смердящей сцены, что бы окинуть взглядом всю картину.
Святые писания, самоубийства самых разных мастей, при всех смертные вели себя неестественно, словно марионетки. Места преступлений оказались хаотично раскиданы по всему городу и часть из них была совершена неподалеку от постоянного места проживания ряда сущностей. Увы найти закономерность хотя бы в этом тоже не удалось. Число смертей стремилось к пятидесяти, хотя точное количество так и не удалось определить. Даже сейчас, спустя полторы недели, еще находились хорошо запрятанные трупы. Вспухшие, смердящие, ужасающие. Конечно же, были и подделки. Предприимчивые злоумышленники, как гиены, мигом почуяли возможность и попытались замаскировать своих жертв под известный всему Нью-Йорку почерк. Эстель лично побывала на двух таких "местах преступления". Увы, ничего кроме мигрени оттуда почерпнуть не удалось. Светлая надеялась, что беседа с Канцлером окажется более продуктивной. Однако, вместо привычных лаконичных деловых бесед, она была вынуждена согласиться на поздний ужин в дорогом ресторане. Сжимая подушечками пальцев переносицу, но все же согласиться.
Этот темный был...любопытен. Во всех смыслах этого слова. Сколь вызывал он любопытство своим поведением, столько же и изливал в мир. Впрочем, от всех остальных отличался не многим. Эста имела шанс поработать с рядом агентов Канцелярии Ада и почти каждый из них рано или поздно начинал спор теологического, идеологического или схожего содержания.
Светлая с легкой вежливой улыбкой слушала его тираду. Изображать интерес не было смысла, ей и впрямь было любопытно каковы его рассуждения. Будучи ангелом свыше пяти столетий, начинаешь постепенно забывать каково это - быть человеком. Эстель же было даже сложнее, ведь ряд эмоций был неизвестен ей даже в ее человеческой жизни. Ее путь шел через гуманность, понимание и прощение. В то время как пути большинства людей шли через обиды, затаенные страхи, злость и сожаления. Гордон же был...Поразительно живым и человечным для кого-либо со столь застарелым запахом грехов. Наблюдая за ним Эста словно немного лучше узнавала, какие червоточины могут точить душу смертных, что может сжигать их. Быть может, это когда-либо поможет ей спасти еще одну душу? Пути Господа воистину неисповедимы.
- А Вы поступаете только так, как проще, Канцлер? - Чуть наклонив голову, отозвалась светлая. Ее губы чуть дрогнули, когда она скрыла тихую усмешку за стеклянной гранью бокала. Она почти не притронулась к еде и питью, не испытывая такой уж необходимости в этом. Однако ради сохранения легенды своего морока ей приходилось изредка совершать действия, присущие людям. Глотнуть вина, хотя бы попробовать блюдо... - Двести тридцать семь. Что поделать, лучше всего я лажу именно с детьми. Мне приятнее их общество, - Коротко пожав плечами, заметила она, возвращая бокал на место.
Ангел могла бы задать Канцлеру множество вопросов вместо ответов. "Стоит ли мне пытаться объяснить Вам, что это за чувство - любовь к целому поколению, независимо от его грехов? Действительно ли Вы верите в раскаяние испуганного смертью? Известна ли ему благодарность спасенного ребенка? Поразительно сильная и искренняя." Светлой она была известна. Были, конечно и иные причины особой любви женщины к детям и они были связаны с ее последними минутами жизни...Но объяснять это Гордону Эстель не собиралась. Потому ограничилась всего лишь одним вопросом:
- Вам нравится Ваша свобода выбора, Канцлер? Нравится решать самому, а не идти на поводу у обстоятельств? Становиться их продуктом, а не самим собой? - Переплетя тонкие пальцы, женщина чуть подалась вперед, устраивая подбородок на этом "замке". - Все дети в моем приюте - те, кому обстоятельства отказывают в этом самом праве выбора. Они не знали, что в этой жизни есть что-то кроме боли, жестокости родителей и сверстников, банд, наркотиков и преступности. Ни один из них не смог бы принять решение о том, что делать со своей жизнью. Элементарно ввиду того, что они просто не знают, что выбор есть и не обязательно жить в этом. Дети более беззащитны и больше подпадают под влияние жизни в которой растут. Поверьте, они чище и искреннее. Они еще не потеряли способность бескорыстно отдавать тепло в ответ на заботу и добро. Вы когда-либо общались с любящим ребенком, Канцлер? Разве ли это не чудо, которое хочется защищать?
Эстель отвела взгляд. Ее улыбка стала теплее, а во взгляде сквозило спокойствие и умиротворенность. Она знала о чем она говорила. Трое ее воспитанников вознеслись. И по сей день она считала их своими детьми, помогала и заботилась.
- Большинство взрослых же - уже сделали свой выбор. Вот и вся разница, Канцлер...Я считаю, что каждый имеет право на жизнь и на выбор. Вы бы хотели, что бы Вас лишили этих свобод? - тонкие брови дернулись. - И к слову...Как давно Вы имели удовольствие наблюдать жизнь детей на улицах? Увы, невинными они бы не умерли. Ну а переходя на Ваши категории сухой статистики... Даже если бы оказались в раю, ужас пережитого и желание отомстить с вероятностью в 80% заставил бы их пасть. Я лишь стараюсь оградить их от этого.

+1

4

- О, Стелла, я разочарую Вас, - рыжий усмехнулся, качая головою. - Я действую предельно просто, можно даже сказать, примитивно. Меня интересует результат, потому я бы брался за случаи, которые обеспечивают наибольший, - результат.
Или удовольствие. Смотря что ставить целью.
Сощурив темно-синие глаза, падший изучал сидящую напротив когда-то коллегу с неподдельным интересом. Глаза чуть поблескивали, падший замер, не меняясь в лице, и все внимание сосредоточив на собеседнице. Привязанность этой светлой к детям могла действительно усложнить общение, но на самом деле, Канцлер заметно привирал, утверждая, что любит простые задачи. Его общение со светлыми не так редко увенчивалось успехом - для рыжего, и полнейшим фиаско, падением - для ангела. Больше всего это походило на увлекательную игру, которой падший отдавался со всем азартом. Он говорил всем, и себе в том числе, что делает им услугу, раскрывая глаза, развязывая руки, позволяя вдохнуть запах жизни полной грудью, не скованной более библейскими запретами. Но на деле же все выглядело по-иному. Обретая свободу; не ту, о которой говорила Стелла, но подлинную; они не становились счастливее, нет. Напротив, в их глазах, в уголках губ, прежде улыбавшихся так безмятежно, на долгие века залегала горечь. Впрочем, кто в Аду мог быть счастлив?..
Двести тридцать семь бездомных детишек. Рыжий готов был биться об заклад - каждого из них она знает по имени, и знает историю жизни. И бывших воспитанников - в том числе. Должно быть, у госпожи Белланж сильно развит материнский инстинкт, если ей приходится по душе возиться с столь приличным количеством юных нахлебников. Правильно воспользовавшись этим, рыжий сократит дистанцию в общении - нужен лишь подходящий момент.
- Безусловно, кое в чем Вы действительно правы. Жесткая обстановка закалит и воспитает их также жестко. Тут, в действительности, есть несколько вариантов. Те, кто способны попасть к Вам, сумеют отстраниться от окружающего их бардака. Будете вы ограждать их, или нет. Яркий пример - вы-то сами, полагаю, тоже выросли отнюдь не в совершенной обстановке, но отчего-то не обозлились. Те, кто не сумеют абстрагироваться, сохранить свое "я" - наверняка не сумеют отстраниться от соблазна, повзрослев и попав в реальный мир, без Вашего крепкого плеча и длинной юбки, за которую можно держаться, - рыжий усмехнулся, сложил пальцы "домиком", наклонившись и рассматривая лицо светлой с более близкого расстояния. - А те, кто сломается под гнетом обстоятельств, или, напротив, почувствуют себя, словно рыбы в воде - не стоит ждать от них покорности заповедям и благопристойности даже при самом удачном из раскладов! Вы верите в судьбу, Эстель? В то, что Он уготовил каждому из нас, и не важно, сколько нам лет, и каково наше положение в обществе - нечто особенное? Я - да, потому что я сейчас действительно на своем месте. Это и есть подлинная свобода. Если бы я шел на поводу у обстоятельств... - падший издал тихий смешок, уголок губ дернулся вверх, обозначая кривую улыбку. Будь он послушным перед обстоятельствами, до сих пор носил бы безупречно белые крылья. - Но не будем об этом. Вот Вы. Вы считаете себя свободной? Вы считаете Его последователей свободными? Не говорите, что да, умоляю Вас, потому что это комично. "Не с миром я иду к вам, но с мечом" - вот что он уготовил тем, кто отказывается безукоризненно выполнять все Его правила! Он дал нам тело, способное испытывать голод, неистовую жажду, вожделение; способное ненавидеть и любить; он заставляет отречься от наслаждений для того, чтобы обрести вечную жизнь. Кому нужна ТАКАЯ вечная жизнь, моя леди? Он заставляет и Вас - тратить себя на других, жить для других. Заботами других, их проблемами, НЕ СВОИМИ! Это вы называете свободой? - не желая привлекать внимание к более чем странной, как для двух людей, беседе, рыжий шептал, однако, его шепот звучал достаточно громко, и сопровождался более чем выразительной мимикой. - Учитывая все это, как Вы можете оценивать свободу выбора? Ведь у Вас ее нет - вы добровольно подчинились бессмысленным запретам, что отнюдь не делает Вас лучше, - Канцлер пожал плечами, покачал головой, будто сочувствуя. - Хоть и заставляет почувствовать себя частью единого механизма.
Рыжий делил всех светлых на два типа. Первым были неистовые фанатики. Наверняка родились с какими-то отклонениями от нормы. И вето, наложенное Им на ряд действий, не лишает их пресловутой свободы. Безупречно чистым ангелам никогда не захочется лгать, убивать, или красть. Напрочь лишенные азарта и желания конкурировать, они быстро становились неинтересными. Но вот другие... Те, кому не предоставился случай раскрыться, найти себя, действительно свой путь, а не проторенную вкрадчивым пастырем стезю. Их нужно было лишь направить, подтолкнуть. Гордон хотел надеяться, что Стелла принадлежит к второму типу. Надеялся, а не знал, потому что пока что она была с ним слишком вежлива и сдержана.
- Вы никогда не жалели о том, чего добровольно себя лишили? Ни единого раза? Вы не раздражались и не злились от человеческой глупости и жестокости; никогда не хотели никого обмануть, и - ничуть не испытываете желание провести ночь не в холодной постели, а в объятиях приятного вам мужчины? - рыжий ждал, что такие прямые вопросы вызовут возмущение. Пусть так; отчего-то страшно хотелось лишить эту леди спокойствия хоть на несколько секунд.

+1

5

- Не волнуйтесь, Канцлер, я как-нибудь переживу это, - Невозмутимо отозвалась женщина, смиренно наклонив кудрявую голову. Лишь намек на лукавый блеск в глазах, сверкнувший за миг до того, как ангел скромно опустила взгляд, говорил о том, что и Эстель, похоже, присущи подобные эмоции.
- Вы позволите? Правильно ли я поняла Ваш пассаж? - Ангел подняла узкую ладонь, загибая по пальцу на каждый пункт. - Вы считаете, что падут и сойдут с пути те, кто не способны сохранить свое "я" и абстрагироваться? Те кто слабы душой и характером настолько, что растворяются сами в обстоятельствах? Следование собственной судьбе, которую уготовил ОН - есть истинная свобода? То, что не угодно и не понятно Вам - не правильно и глупо? Так?  - Женщина сделала короткую паузу, вопросительно выгнув бровь. - Позвольте выразить Вам мое восхищение, на моей памяти Вы первый темный, который завел со мной подобную беседу и так долго продержался в рамках тактичности, - Легко взмахнув рукой с зажатыми пальцами и вновь положив ее раскрытой ладонью на столешницу. - Более того, в чем-то я действительно согласна с Вами. А теперь, если вы позволите.., - Глотнув вина, ангел подперла щеку кулачком. - Увы, я не могу привить своим ученикам силу, если она не присуща им с самого начала. Как не могу и заставить их. Не о том мече, говорили пророки в приведенной Вами цитате. Этот меч не карает и не ставит на колени иных, но отделяет сомнения от правды, насилие и веру, истину от лжи, благие намерения от дурных. О том, чем закончились все попытки насильно насаждать веру, вам известно и без меня. Увы, мои силы ограничены до уровня обычной женщины, которая хочет помочь детям. Я могу помочь им, могу дать кров и воспитание, могу показать им возможные пути и дать выбор. - О чем умолчала ангел? О маленькой особенности детской и подростковой психики. Не восприятии указаний "из-под палки". Если б Стелла хотела отпугнуть своих воспитанников, она бы обязательно сказала пятнадцатилетним подросткам, что они делают так как он сказала и никак иначе. Таких ошибок светлая не повторяла уже лет 400. Дети учили гибкости и мудрости. - Разве вы считаете, что я хочу заставить всех моих воспитанников быть святыми отшельниками? Поверьте, они те еще сорванцы. Но им известна верность, им известна любовь и поддержка. И они сделают свой выбор. Не все они вознесутся, но даже те, кто погрязнут в грехах будут способны на добро. Вы знаете...один из моих воспитанников, пережив слишком многое в детстве все же стал очень нетерпим и агрессивен. Но на его счету уже две спасенные жизни. Одна из них - дочь соседки-пьяницы, которую он спас, когда мать в припадке попыталась ее избить. Сейчас он воспитывает эту девочку и, поверьте, та забота и любовь, которыми он окружает ее, неповторимы. Таким образом, да - он делал много зла и продолжает, я полагаю. Но он способен на добро и бескорыстную помощь. Я не знаю, прошел бы он мимо, знай он только жестокость в своей жизни. Полагаю, что прошел бы. - Стелла была полной противоположностью Канцлеру даже в манере изъяснения, в мимике. Не было широких жестов, быстрой смены эмоций на лице. Но живой, заинтересованный взгляд светлых глаз ярче всего выражал отношение ангела к происходящему. Канцлер был любопытен ей. - Мне не единожды представляли шанс, я прошла множество испытаний, Канцлер, но...как видите, я здесь. Он не заставляет меня, это мое решение и мой выбор. Мне приятно и интересно помогать. К тому же...о каких проблемах вы говорите? - Эста искренне удивленно взглянула на рыжеволосого мужчину. Что он подразумевал, осталось для нее загадкой. В ее собственной жизни все было хорошо. Хотя Гордон наверняка сказал бы, что своей жизни у нее тоже нет. - Зато вы собственными руками заставляете себя копошиться в зависти, дергаться от паранои. Разве грехи делают ваших агентов сильнее? Это слабости, на которых их так легко подловить и найти. Половину из них всегда можно накрыть в притонах, главное просто знать где искать. Иные не способны думать прямо и здраво, потому что их разум всегда затуманен гневом. Третьи не видят дальше тарелки или выреза на кофте девушки. И никому из них вы не можете действительно доверять, ведь вы не глупы, Канцлер. Это вечная грызня и гонка, вечный негатив и раздражение. И вы добровольно погружаете себя в это. Достойное использование Вашей свободы, - И вновь тот огонек в глазах. Или показалось? - Вы кажетесь мне стратегом, мистер Лейтон. Так ответьте мне. Из сухого расчета деловых категорий и производительности. Кто будет лучше - один, кто силен душой и характером, что бы не сломиться, не отвлекаться на слабости и идти к своей цели. Или же девятеро, кто не способны на то, что бы оказать сопротивление, опустили руки и пали, стоило им только столкнуться со сложностью?
Чуть наклонив голову к плечу, женщина улыбнулась. Со временем она даже перестала жалеть о том времени, что ей придется оторвать от расследования. На фоне большинства своих агентов, Гордо был достаточно приятным собеседником. Почему бы и не отвлечься на часик от дел?
Последовавшие вопросы заставили Эстель слегка...побледнеть. Эта бледность коснулась скул и улыбки, ставшей более плоской и прохладной. Жалела ли женщина о том от чего отказалась? Например, от притязаний очередного жениха матушки, заставших совсем еще девчонку в одном из холодных коридоров родового поместья? Или же от грубых лап мужчин, века спустя? Увы, слишком часто Стелла видела именно это, как на своем примере, таки  на примере испуганных девочек и мальчиков. До сих пор помнила, как оцепенела тогда сама. И какая обида душила ее, когда мать, вместо помощи и поддержки сослала дочь в монастырь, что бы она не увела у нее мужчину. Нет. Стелла точно не жалела. Злилась ли? Да, бывало. Но ангел знала, что эмоции - не ее сильная сторона. И простая злость не поможет никому. Однако помогут действия. Женщина поджала губы.
- Всем нам присущи те или иные сожаления, если мы еще живы, Канцлер, - Отозвалась Эста, не желая развивать эту тему.

+1

6

- Могу поспорить, вы впервые беседуете с настолько не молодым темным на такие темы, Стелла, - сложив пальцы домиком на столе, рыжий улыбался своей спутнице на этот вечер, всем видом демонстрируя, насколько приятно ему ее общество и неспешная беседа. - Прошу, не терзайтесь напрасными ожиданиями, что это изменится.
Выражение его лица было неподдельно, искренне благостным; темные глаза чуть поблескивали, выдавая толику азарта в настроении. Право, это был не конкурсный заезд, не игра в покер, и даже не "шашки", это был короткий разогрев - обоюдного интереса, в котором Лейтон обязан был показать себя с лучшей стороны. Не имея возможности изменить порядок вещей, рыжий не злился оттого, что он таков; однако, это не мешало ему с завидным упорством и неизменно пытаться доказать ребятам с той стороны баррикад, что они неправы. И порой преуспевал в этом. Одно он точно знал - уважение к себе, а вместе с ним и доверие к его словам, не вызовешь жестокостью или грубостью.
- Я понял, о чем вы говорите, леди. Это очень любопытно, хоть в целом и лишь подчеркивает отличие Вашей Канцелярии - от нашей. Вы работаете на результат, но несколько обезличенно, стремясь к тому, чтобы когда-то, абстрактно, ваши воспитанники, или их родственники, принесли в мир ту самую капельку бескорыстного добра, которое вы в них вкладываете. Тогда как мы работаем на результат личный, на такой, который можно подсчитать почти немедля, и, естественно, получаем за это соответственное поощрение. Возможно, вы скажете, что это - плодотворная почва для развития карьеризма, эгоизма, и прочих негативно сказывающихся на коллективе, а после и на эффективности работы конторы качеств, но - нет! - это здоровая конкуренция, леди. Она лишь подстегивает, заставляя быть умнее, быстрее, хитрее.
Лейтон умолк, откинувшись на спинку кресла. Пальцы сжали ножку хрустального фужера, падший поднес его к губам, делая небольшой глоток. В действительности, иного ответа он и не ждал - мисс Белланж не считает, что у нее есть проблемы, точно так же, как и не считает, что ее жизнь неполноценна. Гордон прищурился, посмотрев на светлую искоса, смеющимися глазами - право, он видел уже таких, как она, и слышал такое же. Нарочито непонимающий тон, тронувшие губы усмешка... С такой снисходительностью реагировали обычно те, кто не знал, чего лишился, подчинившись церковным запретам. Те, кто знал, вели себя зачастую по-иному, и улыбались не так: скорей горько, словно грустя об нужном, но безвозвратно утраченном.
Тех, кто знал, совратить было не в пример сложней, ведь они уже знали, от чего отказались. А мисс Белланж, похоже - нет.
Рыжий улыбнулся шире. Довольно, сыто, точно кот.
- Грызня или конкуренция, моя леди? Вы воспринимаете это так остро, так серьезно, тогда как я вижу это интересной, пусть и немного опасной, игрой, которая не дает мне заскучать. Вы говорите, что грехи делают моих агентов слабее, тогда как ваших агентов слабее делают их добродетели. Одного проще простого обмануть, нажав на любовь к престарелым, второй мечтает накормить голодных, третья стремится к тому, чтобы ни одна женщина не страдала от семейного насилия. Слабости есть у всех, и не важно, пороки это, или добродетели. Они не являются слабостями, лишь если мы не позволяем им контролировать нас, а это - дело силы воли и опыта каждого. К счастью, и первое, и второе есть далеко не у всех, - следующий вопрос заставил его пожать плечами. Канцлер не считал самых стойких - самыми полезными. Каждому свое; и для каждой задачи - свой исполнитель. - Если я хочу сражаться с ними плечо к плечу, растить из них преданных боевых товарищей и подруг, то конечно же, мне нужен стойкий, моя леди, - рыжий наклонился, тон его стал заговорщическим. - Но кто сказал, что я этого действительно хочу? Канцелярия работает отменно, на смену одним агентам приходит другие, и вот что я Вам скажу открыто и предельно честно: незаменимых агентов нет. Но каждый из них обладает талантом, который мы обязаны найти, и умело использовать в наших интересах.
Вкрадчивую речь черта оборвал короткий звон колокольчиков. Лейтон потянулся к внутреннему карману пиджака, выуживая из него мобильник, и отвлекаясь на чтение сообщения. Уголки губ рыжего чуть дрогнули, выдавая возбуждение - очевидно, он получил действительно важное известие.
Он заговорил громче, глядя с предвкушением, словно мыслями был уже не здесь, а в другом месте. Его терзало любопытство.
- Прошу прощение за то, что столь невежливо прерываю беседу. Я бы с удовольствием продолжил ее немногим позже. А сейчас, не откажете ли вы составить мне компанию? Я собираюсь навестить одно место прямо сейчас, и это напрямую связано с делом, интересующим нас обоих.

+1


Вы здесь » Ищейки » Чистилище » Что нам доктор не расскажет


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC